Share Next Entry
Виктор Санчук про "комнату Ахматовой" и наезд на Линду
victorsanchuk
ПО ПОВОДУ ОДНОЙ ПУБЛИКАЦИИ В ИНТЕРНЕТЕ

Порой кажется, прогресс докатился таки до того, что электронные СМИ уже в состоянии транслировать на расстояние даже запахи. Почему-то каждую осень последние годы в нашем замкнутом, глобализованном мире из Москвы посредством вездесущего интернета доносится отчетливый запах говна.
Должно быть, это естественный органический процесс перегноя тамошнего цивилизационного биологического мусора непосредственно в нефть, который по каким-то своим, неведомым нам химическим законам активизируется именно в данный период года.
И вот, в который уже раз, вынужденный обернуться на душок, с ужасом обнаруживаю: сии флюиды исходят от помоев, выливающихся не куда-нибудь, а именно на моих старинных друзей!
В прошлом году в это же примерно время была история с прекраснейшим Сашей Подрабинеком (когда какие-то бесноватые водили свои кремлевские хороводы вокруг его жилища).
Теперь некий интернет-листок ополчился на другого доброго друга – Линду (фамилию ее не упоминаю, дабы не давать лишней информации очередным бандерблогерам для усугубления ее травли).
Линда снимает квартиру семьи Ардовых на Большой Ордынке, где некогда, при своих наездах из Ленинграда в Москву, останавливалась Анна Ахматова. Линда мулатка. По очевидным причинам именно на этом факте выстроен оскорбительный текст о ней.
Собственно, и честно-то сказать, текст не именно о ней. Он, конечно, о высокой русской культуре (в русле, видимо, лужковских или каких оно там, - путинскомедведевских, тамдемных, мадамных, модемных, - сам черт ногу сломит, - хамских, одним словом, – актуальных у них сегодня, разборок). О месте на этом фоне русской поэзии ХХ-го века. В том смысле, в каком она существует для попахивающих авторов статьи… О том, как они, «арийцы нынешней москвы», вернее – журнал-полицаи из мэстных при нынешних Истинных Арийцах этой Москвы призваны приватизировать, в частности, и память той русской культуры…
Ты смеешься? А тем не менее!
И уж какая-то негра Линда на этом фоне – так, предлог, подвернувшийся им повод к болтовне (совсем, впрочем, как мне кажется, небезобидной). Но очень уж не хочется ковыряться далее в фекалиях авторов, этих маскавитых ребят, и развивать в этой связи все возможные культурно-ассоциативные построения.
А вот Линда действительно один из ближайших друзей. И все, что скажу далее, говорю, имея в виду исключительно данный факт.
Мне самому многократно в той самой «ахматовской» квартире и непосредственно – в «заветной комнате» доводилось останавливаться в бытность в Москве у Линды в гостях. Поэтому я, во-первых, достоверно знаю действительные факты биографии этой женщины, в частности, связанные с ее проживанием в данной квартире, а, во-вторых, просто вынужден о них теперь публично сказать.
1. Линда гражданка Российской федерации. Причем, если это интересно радетелям национальных и расовых чистот, гражданка не натурализованная, а урожденная (и по крови, и по почве, если кто понимает, о чем я), так как родилась, во-первых, в Москве, а, во-вторых, от русской мамы.
2. Очевидно, что Линда снимает квартиру у ее непосредственных владельцев, потомков Ардовых, с их недвусмысленного согласия (а не вопреки ему), это, впрочем, следует даже и из текста заметки.
3. Линда регулярно и своевременно оплачивает свое проживание в квартире из собственных личных средств по существующей с хозяевами договоренности.
Собственно, тут бы можно было поставить точку. Ибо, строго говоря, все прочее вообще более никого, даже юридические ведомства, интересовать не должно и не может. Не ваше, так сказать, дело! Однако позволю себе заметить кое-что, каковое на столь любимом теперь в Московии жаргоне может быть определено в качестве замечания «не для протокола».
Поселившись несколько лет тому назад в означенной квартире, Линда застала ее в состоянии полного запустения и разрухи. Там на тот момент не было не только никакого музея, но все жилье было превращено вот именно, что в хлев (как это часто случается с местами обитания, которые, волею обстоятельств, бывают в тех краях населяемы коренными или пришлыми окрестными популяциями). Линда привела всю квартиру в состояние пригодное для жилья, сделала там ремонт и таким образом, собственно, буквально сохранила эту квартиру. Также она смогла сохранить и спрятать всю, остававшуюся еще там на момент ее вселения обстановку.
Любопытно, кстати, что и сейчас на двери абсолютно не тронутой (а лишь вычещенной) «комнаты Ахматовой» висит сделанная прежними музейными, видимо, хозявами пафосная мемориальная объява с именами выдающихся деятелей прошлого, посещавших некогда в этой комнате ААА. Там на 20 примерно фамилий, включающих, как следует из текста на ней трех лауреатов Нобелевской премии, – три грамматические ошибки («Солженицин» написано, еще какие-то, сейчас не помню, но смешно…)
Несколько раз в течение последних лет, я, ВС, будучи, как сказано, близким товарищем Линды, по ее просьбам приводил в квартиру знакомых культурных деятелей, юристов и бизнесменов для переговоров о том, что бы можно было сделать с этим важным, по мнению многих, для истории русской культуры местом. Как восстановить музей? Не буду перечислять здесь имен. Суть в том, что все они, вникнув в проблемы вокруг этой квартиры и проведя соответствующие расспросы и вычисления, приходили к выводу, что как-то заниматься этим делом и вкладываться в организацию там Ахматовского музея нерентабельно и мало реально! И только желание самой Линды попытаться организовать в этой квартире некий литературный музей было неизменным, хотя и не привело ни к каким результатам по не зависящим от нее объективным причинам.
В заключение выскажу пару совсем уж общих собственных соображений по возникшей проблеме.
По мне-то как раз в принципе любое музейное дело – вовсе не обязательно! Для памяти об Анне Ахматовой, как и любом истинном поэте, достаточно ее стихов. Более того, мне кажется, любая «мумификация» и «материализация» такой памяти всегда только нивелирует, замыливает, стирает и, в конце концов, убивает истинное звучание сказанных некогда поэтом слов. По крайней мере – ничего к ним не прибавляет. И уж тем более «тень» поэта (!) не может нависать над продолжающейся и после его смерти живой жизнью, препятствовать ей и ею управлять. Ну и что, что в этом месте, или в другом, или в третьем когда-то жила или бывала Анна Ахматова или любой другой прославленный автор? А теперь – новые поколения… новые песни… «И это станет для людей как времена Веспасиана…». Что еще?
Но, тем не менее, как уже сказал, людей, выказывавших интерес к устройству на Ордынке музея Ахматовой, я сам к Линде по ее же просьбе неоднократно приводил. Почему? А разве не забавно, что именно «эта мулатка» пыталась такой музей организовать!
Ну если уж у местных коренных насельников не получается устроить даже хранилища культуры своих (и общечеловеческих) великих пращуров, а сам факт наличия такого хранилища-капища для них почему-то столь важен, то пусть об этой культуре позаботится хотя бы потомок представителей солнечной Африки! По крайней мере один прецедент в истории России, кстати, уже был. Ахматова, в числе прочих, очень его ценила.
P. S. Ну вот. Справедливости ради замечу, что и приятные иной раз с востока веяния тоже доходят! Уже погрузившись, волею обстоятельств, в потоки тамошних интернет-новостей, с удовольствием сейчас прочел, что упомянутый в начале текста А. Подрабинек выиграл-таки на Москве некий местный суд у двух прилипчивых братков «я», паханов ихней гопоты, или чего-то еще в этом роде… Отрадно. Надеюсь, и с Линдой все хорошо будет!

Виктор Санчук. Нью-Йорк, 09. 18. 2010

  • 1
Безобразие! Негру обижают! Точно пора на Иссыккуль!

  • 1
?

Log in